DIAMOND   GOLD   METALS

Валентина БОЖУК

директор культурно-спортивного комплекса прииска «Маят»

Сейчас очень модно писать мемуары, рассказывая о себе, о пройденном жизненном пути. Вот и я решила поделиться воспоминаниями о том, как начинала своё становление наша компания.  

Считаю, что мне здорово повезло: судьба свела меня с талантливыми людьми, настоящими картинными витязями, как на известном полотне «Богатыри». Лично у меня эта работа художника Виктора Васнецова ассоциируется с руководством компании, умелым трио горняков-профессионалов: Матвеем Николаевичем Евсеевым, Иваном Ивановичем Андреевым и Андреем Вильевичем Карху.

Всё у нас начиналось с обыкновенного сарайчика, в котором находилась столовая. Сразу же сделали окно для раздачи, полочку для посуды, заколотили в стенку гвозди для кружек — у каждого своя была, именная. А стол — всего один и две скамейки.

На маленькой буржуйке готовить пищу было особенно тяжело. Большую сковородку не поставишь, вот и умудрялась всё на одной: завтрак, обед и ужин. Воду таскала из ручья, тесто месила, фарш в ручных мясорубках перемалывала. Так из педагогов я стала профессиональным поваром. 

А когда готовила, запах мигом распространялся буквально по всему прииску. Мужики не выдерживали, прибегали, чтобы перекусить на скорую руку и снова быстрее в поле. Засиживаться за столом не получалось — даже короткой передышки комар не давал. Поели, похватали и — вперёд! В этом случае предусмотрительно брали с собой по банке сгущёнки. В этих спартанских условиях старалась кормить мужиков по-домашнему, по всем правилам поварского искусства. И пироги пекла, и супы варила, и мясные блюда получались: бифштексы, котлеты. Да много чего ещё!

Хлеб выпекался в мини-пекарне прямо на открытом воздухе, как в старину, зато какой он вкусный получался! Мне, первому повару и хлебопёку Маята, помогал своими дельными советами Иван Иванович. Как выяснилось, в нём открылся подлинный талант истинного знатока непростого пекарского искусства. 

Вставала, конечно, раньше всех. А просыпалась наша дружная команда по стуку чугунного рельса, висевшего на дереве. Каждое утро Иван Иванович выходил и нещадно колотил по металлу, оглашавшему тундру призывным набатом. Дисциплина в коллективе железная была: никаких тебе снисхождений, и совсем неважно при этом, сова ты или жаворонок. На работу — как штык! 

Мы все знали, что рискуем, потому очень ценили соответствующий психологический настрой в небольшом старательском коллективе. Помню, как-то при строительстве первого моста через ручей Маят были допущены недоработки. При весеннем половодье сооружение не выдержало и рухнуло. И тогда боевой дух команды поднимал Андрей Вильевич: «Ничего, построим ещё лучше, жизнь на ошибках нас учит, и мы непременно научимся». Мы действительно научились, возвели новый, более прочный мост.    

А ещё у нас Маяте ценился юмор, и приколы получались безобидные, вселяющие бодрость духа и оптимизм. Обозначая ответственную производственную задачу, Андрей Вильевич говорил вроде бы на полном серьёзе:

— Вон та большая гора, ребята, — это наш план. Трудитесь и не ленитесь: результат — в конце сезона. 

Улица Проходчиков, переулок Глухой, переулок Махмуда — мне особенно приятно, что в этих названиях улиц посёлка Маят нашлось имя и для Валентины.